Что может предложить мир в качестве альтернативы экстремизму?

Одним из самых значительных мероприятий недавно завершившегося Всероссийского августовского Интернет–педсовета стал круглый стол "Формирование толерантности как основы консолидации гражданского общества: Что могут школа и вуз?" Эта акция была наиболее отработана и отчасти разрекламирована СМИ, об этой теме еще долго будут говорить. Сюда пришли представители Министерства образования, Британского Совета, Института толерантности ВГБИЛ, редакторы газет… Роль ведущего была возложена на профессора МГУ, члена–корреспондента РАО, доктора психологических наук, заведующего кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, научного руководителя Федеральной целевой программыпо толерантности Александра Григорьевича Асмолова. После окончания мероприятия наша беседа с ним началась с обсуждения актуальности этой темы.

 

– Буквально несколько лет назад об этой теме никто бы не заикнулся. Появление ее свидетельствует о том, что новый виртуальный мир, простите за столь странное словосочетание, стал полноправной реальностью в нашей жизни. В этом новом виртуальном мире происходят разные процессы. Среди них, наряду с информационными потоками, несущими "холодную", нормальную познавательную информацию, происходят вещи, подтверждающие мысль о том, что Интернет становится местом битв различных идеологий. Не перечисляя весь спектр возможных идеологий, можно сказать, что сегодняшний Интернет – поле брани между либеральной формой идеологии, поддерживаемой прогрессивными странами мира, и идеологией фундаментализма, несущей в мир "культуру ненависти", насилия, терроризма. Сегодня через Интернет и США, и Европы идет поток информации, который имеет своей целью взращивание зомби… Как быть в этой ситуации? Существует огромное количество сайтов ненависти: более тысячи – в Америке, около тысячи – в Европе, более девятисот – в России. Можно долго анализировать статистику, но что это даст? Что может предложить мир в качестве альтернативы? Замечательный философ Конфуций, когда его спросили: "Как надо отвечать на добро?", – ответил: "На добро нужно отвечать добром". "А как надо отвечать на зло? – спросили Конфуция. Он, почти не задумываясь, ответил: "На зло надо отвечать справедливостью…" Отсюда и рождаются в современном мире идеи толерантности. Неслучайно представители Федерации Интернет Образования рассказали на круглом столе о крупном корпоративном проекте – конкурсе сайтов толерантности и пригласили всех желающих принять в нем участие.

– Александр Григорьевич, что же такое "сайт толерантности"? каковы, так скажем, отличительные признаки?
– Это сайты, проповедующие добро, взаимопонимание. Отражающие искусство совместного сосуществования, жизни с непохожими людьми. Поддерживающие нормы принятия в общество иного человека – с иным цветом кожи, иными взглядами, мировоззрением, менталитетом. Иной – не значит Чужой. Здесь скрыты огромные различия, и их необходимо постичь, выстрадать. Сайты толерантности и социального доверия, сайты великодушия, объединяющие представителей разных племен, социальных групп, необходимы всем нам. Интернет – это дорога, рельсы. А вот какой багаж поедет по этим рельсам, насколько слаженно будут двигаться вагоны, будут ли они начинены тротилом ненависти или толерантностью… зависит от нас. Поэтому повторюсь – идея конкурса сайтов толерантности необычайно актуальна и своевременна.

– После круглого стола, в ходе Интернет–педсовета Вы успели получить какие–то реплики по теме от учителей и родителей?
– Да, набралось немало новых материалов. Люди пишут о программах толерантности, которые разработаны и осваиваются в регионах. Интересное письмо я получил из Иванова, это совсем недалеко от Москвы. Люди рассуждают о защите своих прав, сомневаются, просят разъяснений… Я вдруг почувствовал, что не только представители демократических фондов, директора школ, учителя и проповедники образования больны этой темой. Образцы социального толерантного поведения в реальной жизни демонстрируют лучшие представители нашего круглого стола – это и автор антологии книг по толерантности, заслуженный учитель России Евгений Александрович Ямбург, и ректор Института образовательной политики Александр Изотович Адамский, и Президент Института "Открытое общество" Екатерина Юрьевна Гениева, и Генеральный директор издательства "Просвещение" Александр Михайлович Кондаков...

– Не кажется ли Вам, что появление книг с такими названиями, как, например, "Жизнь с агрессивным ребенком", свидетельствует об интолерантном отношении взрослых к детям? Агрессивен не ребенок, но среда…
– Что касается конкретной книги К. Бютнера "Как жить с агрессивными детьми", то это, безусловно, толерантное произведение. Эта книга учит учителей и родителей находить возможные пути к ребенку, который хочет отгородиться от мира. Такие книги необходимы педагогам... На круглом столе я показывал интолерантные книги. Классический пример – "Майн Кампф" Гитлера. И другие произведения, провозглашающие истинность теории этнической селекции. К сожалению, эта литература тоже завоевывает определенную часть книжного рынка.

– Какие издания можно им противопоставить?
– В 2000 году Европейский Университет в Санкт–Петербурге издал материалы исследования по опознанию текстов ненависти – "Язык вражды в русскоязычном Интернете". В ней рассказывается, как подготавливаются и распознаются сайты ненависти. Издаются и другие книги.

– На круглом столе, посвященном формированию толерантности, неожиданно с предложением разработать универсальные курсы толерантности выступил Заместитель Министра образования Российской Федерации Никита Борисович Банцекин. Может, и в школьную программу в рамках Программы толерантности буден введен урок…
– Любви? Это, конечно, смешно. Никита Борисович, пошутил. Серьезная программа толерантологии как культурологического аспекта конфликтологии, безусловно, необходима. Но урок Толерантности, как и урок Патриотизма в школе – это не очень перспективно. Это – дорога в никуда, и едва ли такие вещи возможны сегодня.

– С какого возраста в ребенке следует начинать воспитывать толерантное отношение к жизни, окружающим?
– Один замечательный детский педиатр на вопрос одной мамы: "Когда следует начинать воспитывать ребенка?", – ответил вопросом: "Каков возраст Вашего малыша?" – "Ему только пять месяцев!" – "В таком случае, Вы опоздали на пять месяцев". Я бы ответил точно так же.

– Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к этой теме?
– Идея толерантности – тема всей моей жизни. Я – счастливый человек. Прежде всего потому, что я встречался с людьми, которые были образцами толерантности. Моим учителем в жизни был писатель Владимир Тендряков, в доме которого я вырос. В книге "Люди–нелюди" он показывает, как быстро происходят трансформации людей в нелюдей. Люди–нелюди – и наоборот. Задача программы толерантности – не карать, а помочь сделать почти невозможное. Помочь тем, кто сегодня действует по формуле "жажды крови"… Мне довелось общаться с необыкновенными людьми – такими, как Александр Галич, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Наум Коржавин. Эти люди и мои учителя в науке, мастера толерантности, оказали на меня огромное влияние. Постепенно у меня сложилась идея доктрины вариативного либерального образования. Я выступаю за создание образовательных программ, которые дают возможность личностного роста учащихся. И логичным продолжением теории вариативного либерального образования считаю провозглашение толерантности как нормы жизни. И ратую за то, чтобы эти идеи впитывались с яслей, с детского сада, чтобы они пришли и в школу, и в кабинет Президента. Мне радостно видеть, что "пропаганда" идей толерантности уже дает свои результаты. Кто–то пишет о социальной необходимости внедрения программ толерантности, кто–то мечтает избавить мир от всех толерантологов; находятся экстремисты, которые утверждают, что толерантность – новая форма религии. Федеральная программа толерантности уже дает плоды, и это отрадно. Слово "толерантность" вошло в лексикон, как когда–то "пролетариат", "революция" и "президент".

Беседовала Лидия Крымова

Материал с